Спелеология Бурятии

(Чтиво)

Выложу сюда свою беседу с главным нашим местным спелеологом Олегом Морозовым. Кстати, её опубликовали в сегодняшнем номере «Новой Бурятии» (привет тем, кто против того, чтоб СМИ Бурятии меня печатали), правда формат изменили на стандартную заметку. Вообще, со спелеологами я хотел познакомиться давно, а ещё надеюсь как-нибудь может сходить с ними в какой-нибудь рейд по пещерам.

Людей издавна манили пещеры, подземные пустоты – неизведанностью, ореолом мистики. В Бурятии тоже есть природные подземелья – и есть люди, которые их исследуют. Об этой их малоизвестной, но очень романтичной деятельности расскажет Олег Морозов, руководитель геолого-спелеологический кружка «Долган»

- Что представляет собой спелеология?
Спелеология — от греч. σπήλαιον — «пещера» и λόγος — «учение», наука, изучающая пещеры. На настоящий момент одно из самых слабо изученных научных направлений. Спелеология стоит на стыке наук – гидрогеологии, геоморфологии, геологии, физики, и многих других. Будучи прежде всего наукой, спелеология сочетает в себе и элементы спорта, таких как альпинизм и пеший туризм, есть даже спортивная спелеология –  спортивное прохождение пещер. Но любой мало-мальски серьезный коллектив обязательно составляет планы и разрезы пещер, делает привязку подземных ходов к поверхности и производит корреляцию подземных и поверхностных форм. Какая-то небольшая часть ходов в полости легко проходима и быстро открывается. Но часто приходится разбирать каменные завалы, откапывать от глины пещерные ходы, пробивать ходы во льду, исследовать высоко вверх стены и потолки подземелий, чтобы открыть что-то неизвестное ранее — «делать дыру» на сленге спелеологов.

- Какие интересные для спелеологов объекты существуют в Бурятии?
- На территории Бурятии не так уж мало пещер. Самой большой (причём от Байкала до Тихого океана) является Долганская Яма. В последние годы открыты новые объекты в Окинском районе (Горомэ-1) и Прибайкальском (Прорва). Ранее были известны довольно большие пещеры – Кальцитовая (Прибайкальский район), Дельфин, Пломбир (Баунтовский район), Аикта или Иркутская (Муйский район). Считается, что в России на сегодняшнее время найдено около 50% пещер. Я думаю, что в Сибири только 20%. Такой вывод можно сделать, анализируя различные вторичные факторы существования естественных пустот. Каждая даже маленькая пещера несет в себе ценную информацию. Все имеющиеся в Бурятии пустоты интересны и своеобразны. Конечно, чем больше полость, тем больше можно сделать в ней открытий. Уже давно назрела необходимость централизованно провести ревизию всех известных пещер Бурятии, составить на них паспорта, т.к. на многие из них имеется только довольно  скудное описание в несколько строк. . Чем больше людей работает на поисках пещер, тем больше шансов найти что-то новое.

- Много ли у нас объединений спелеологов?
- «Долган» — единственное объединение спелеологов Бурятии, в этом году ему исполнилось 15 лет. Возраст участников – 12-18 лет, по России в целом — молодежь от 16 до 30. Раньше основу спелеологов слагали геологи и географы, сейчас же это люди самых разных профессий и слоев – просто есть интерес. Деятельность ведется на 80-90% на спонсорские средства (Например, была серьезная поддержка от депутата Народного Хурала В.Н. Егорова). Помогают, прежде всего, бывшие и ныне действующие спелеологи, туристы и сочувствующие им люди. Иногда бывают гранты.

В пещере Дельфин:

- Что нужно, чтоб стать спелеологом?
Требуется только желание. Всего остального человек может достичь, совершенствуя себя. Конечно, нужен какой-то багаж знаний, определенная физическая подготовка, навыки работы со снаряжением, само снаряжение, но это все вторично. Разрешения никакого оформлять нет необходимости. Можно создать некоммерческую организацию, можно секцию, клуб и т.п. Спелеология — коллективный вид деятельности. Это диктуется нормами безопасности. Существует много видов пещер и, к каждому нужна разная подготовка. Есть просторные горизонтальные полости, по которым можно путешествовать, имея только освещение. Есть пустоты с вертикальными ходами, где надо где надо иметь определенный навык работы с веревкой, владеть элементами скалолазания.) и навыки работы с ним. Раньше  подготовкой спелеологов занимался ВЦСПС (профсоюзы) и курировал все объединения спелеологов тоже он. Сейчас теоретическую часть можно освоить с помощью компьютера – есть литература и т.п., но практическую лучше пройти в каком-либо объединении спелеологов.

Олег Морозов:

- Почему Вы увлеклись спелеологией?
- На мое увлечение спелеологией повлияло открытие пещеры Долганская Яма школьниками старших классов в 1976 г. До окончания школы  в 1978 г. я целых три раза спускался с друзьями в провал Долганской Ямы и чуть дальше. А были ребята, кто ходил намного глубже. Когда в том же году поступал на геологоразведочный факультет Иркутского политехнического института и увидел объявление о наборе в секцию спелеологии, сразу решил – это мое. Вообще, людей в пещерах привлекает романтика, неизведанность и таинственность. Этому способствуют и пресса и фильмы, добавляя много нереальных вещей. Тот же нашумевший «Санктум», при наибольшей реалистичности, содержит много вымысла и странностей.

- Насколько рискованно это занятие?
- Спелеология достаточно опасный вид деятельности. Но, при определенной подготовке — физической, технической, моральной, с хорошим набором современного снаряжения, в большинстве случаев, не опаснее, чем наши дороги. Главный фактор опасности, как показывает практика – сам человек. Прежде всего — слабая подготовка,  реже отказывает снаряжение и происходят природные катаклизмы. Типичные ошибки новичков – незнание и неумения, подкрепленные самоуверенностью, что, впрочем, порой губит и бывалых. Опытный спелеолог пытается предугадать события и последствия на шаг вперед – это дает реальный шанс выполнить все задуманные мероприятия в пещере, получив массу удовольствия.

- Случается ли встречать в пещерах что-то сверхъестественное?
- Есть у нас и свой мистический фольклор. Главный персонаж – «Белый спелеолог», собрат «Черного альпиниста». Спелеологи относятся к нему с уважением: про него складываются песни, передаются легенды. Есть также понятие «пещерный дух» — каждый, побывавший в пещерах, вкладывает в него свои ощущения и эмоции. Были случаи, когда после продолжительной изнуряющей работы спелеологи рассказывали о различного рода видениях в образе людей.

- Можно ли использовать пещеры Бурятии для привлечения туристов в Республику?
- Я не сторонник использования пещер в целях массового туризма. Естественные пустоты – это очень хрупкие природные системы, не поддающиеся восстановлению. Прежде чем оборудовать пещеру для массового посещения, надо провести мониторинг на предмет уязвимости полости и безопасности в ней и соответственно оборудовать. А после необходимо постоянно вести наблюдения за изменениями в пустоте с целью регулирования нагрузки. Это очень сложное и ответственное дело, требующее больших затрат и привлечения ряда специалистов. В противном случае пещера превращается в одну большую помойку (темное сырое вонючее помещение), теряет свое лицо и ценность как объект науки.